темой человеческой личности и её подлинности.

В последние дни я много размышляла над этим.Первые промахи, неизбежные в процессе воспитания, понижают нашу самооценку и наталкивают на мысль о том, что такие, как есть, мы не достойны любви. Это побуждает нас выдумать некую личность, чтобы угодить тем, кто нас отвергает: нашим родителям.Как правило, рождение этой маски не встречают бурными аплодисментами, поэтому мы создаём вторую, скорректированную, чтобы добиться желанного одобрения, на её место приходит третья, и четвёртая, и так до тех пор, пока не получим ожидаемого результата, пока не добьёмся одобрения наших воспитателей.Мы верим, что только так добьёмся любви: мы изобретаем объект, достойный любви, основываясь на убеждении, что наша сущность, какая она есть, этого не заслуживает.Получается, что когда мы вступаем в любовные отношения, нами движет желание, чтобы партнёр одобрил нашу скорректированную личность. С другой стороны, мы боимся, что кто-то может разглядеть нашу «дефективную» личность и догадаться, что мы не те, за кого себя выдаём, и стало быть, не являемся заслуженными адресатами любви. Суть в том, чтобы решительно отказаться от своей мнимой личности, занять своё место в мире, не требуя соответствия выдумке. Но при этом постоянно открывать в себе «неизведанные земли» и анализировать свои действия.Я всё больше и больше убеждаюсь, что придуманная для одобрения других личность — это выдумка, которая заставляет нас страдать, вынуждая действовать в соответствии с требованиями, предъявляемыми к ней. А вовсе не к нам — настоящим.Мы интенсивно ищем «встречи», но когда она происходит, это пугает нас и дестабилизирует. И несмотря ни на что, не желать её невозможно. Подсознательно мы ощущаем, что нет ничего более благотворного, чем истинная «встреча» — без масок и обманов, происходящая в настоящем времени и не отягощенная придуманными ожиданиями. При этом мы понимаем, что плата за страдания очень высока.Я делаю вывод, что мы настолько боимся отдаться чувству, слиться с другим, что не открываемся полностью, а делаем это лишь частично. Так мы пытаемся защититься от двух монстров: страха быть отвергнутым и брошенным.Мучительно ждать понимания, хотеть быть рядом с любимым, когда его нет. Но для этого стоит попытаться избавиться от своих страхов и довериться своим чувствам, отдаться им полностью. Путь этот тернистый и длинный, но в конце концов у нас нет выбора, иначе это будет уже не наш жизненный путь, а кого-то, чью роль мы пытаемся играть. У меня нет готовых ответов: я сама переполнена вопросами.

Меня поражает страх людей встретиться лицом к лицу со своими чувствами.Меня поражает, как мы всеми силами стараемся избежать «встречи». Как сами всё усложняем и отдаляемся от партнёра.Меня поражает, как мы путаемся и запутываем Других.

Когда мы хотим присутствия другого в нашей жизни и он рядом, всё замечательно. Но если это желание не совпадает с действительностью, мы испытываем такую нестерпимую боль, какую, пожалуй, не доставляет больше ничто. Поэтому-то мы зачастую не поддаёмся соблазну, не ведём себя спонтанно, а ищем надёжное укрытие в скорлупе предсказуемых отношений и чётко смоделированной под запросы партнёра личности.Я не могу утверждать, что это неправильно, мы же и в жизни не можем быть «раздетыми». Просто жить так, не вылезая из скорлупы, рано или поздно опротивеет.Как говорит моя подруга: «Разнообразие манит, но ранит: мы ищем его, но не можем вынести интенсивности перемен».

Вот так дилемма!

Подчёркиваю: у меня нет ответов.Обозначить проблему уже немало, так как это, в свою очередь, рождает новые и новые вопросы.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s