Любить — значит думать о желаниях любимого, наслаждаться, когда ему хорошо, вне зависимости от того, рядом он или нет.

getImage (20)Люди искренне заблуждаются, думая, что любят, а на самом деле они попадают в зависимость от желания обладать другим человеком. Это всё равно, что сказать: «Я люблю тебя, пока ты рядом со мной, но если ты уйдёшь, я тебя возненавижу».Это не любовь.

Одна падрушка рассказала, что не выносит, когда муж развлекается в компании друзей, потому что если он её любит, он всегда должен быть рядом с ней. Трудно придумать более абсурдное утверждение. Налицо чувство собственницы, да и только.Если бы она его любила, то радовалась бы, что он может развеяться с друзьями.Я пыталась ей доказать, что обладание собственностью ещё не любовь, она же встречала всё в штыки.В культуре отношений между влюблёнными множество стереотипов и заблуждений. Нам кажется невозможным испытывать сильное чувство к своей половине и позволять ей приятно проводить время с другими людьми. Соло на скрипке в сопровождении струнного оркестра, а вы даже не в числе зрителей? Разве такое можно позволить?Можно, если не исходить из ложной идеи, что близкий человек чем-то вам обязан и должен по первому требованию предоставлять всё, что вам необходимо.

надо взглянуть на любовные отношения шире, освободиться от прежних взглядов. Такими, какими они были, они себя изжили.Мой друг утверждает, что в будущем мы с большей легкостью будем относиться к интимным встречам. Мы наконец примем то, что уже давно очевидно: мы действительно можем любить нескольких людей одновременно, хотя и по-разному строить с ними отношения.Мы лучше, чем кто-бы то ни было, знаем правду о связях на стороне людей, якобы состоящих в моногамных отношениях.Возможно, у читателей волосы встанут дыбом, когда они это узнают, но не нам решать, что хорошо, а что плохо. Я просто описываю, что вижу: реальность, безотносительно того, что бы мне хотелось видеть.Почему бы не настроить себя на перемены и не ценить то, что с нами происходит, вместо того чтобы пытаться создать невозможные отношения?Не лучше пи избавиться от патологической потребности обладать, а не изобретать изощрённые способы контроля?Почему бы не излечиться от нездоровой ревности и не преследовать партнёра, твердя, как больно его терять?Я думаю, не ошибусь, если скажу, что ревность всегда (ВСЕГДА!) — проявление самых тёмных наших сторон, а с медицинской точки зрения — невротический симптом…Ревновать — значит довести до стадии закипания мысли о том, что мой любимый отдаёт другому то, на что только я могу претендовать. Или как написано в «Словаре Сатаны»: «Ревновать — это бояться потерять другого; а если человек может потеряться только из-за нашего страха, то и не стоит держать его при себе».Надо работать над своими отношениями, а не налагать запреты.Ко всему прочему, надо уметь отпускать. Я не согласна с теми, кто предлагает держаться за отжившие отношения. Союз двух людей длится ровно столько, сколько нужно, то есть до тех пор, пока способствует их развитию: иногда несколько недель, иногда всю жизнь.Единственная возможность поддерживать постоянно обновляющиеся отношения — не цепляться за старое и, если пришло время, расстаться с тем, чего уже нет.

Advertisements

способность любить

Мне бы хотелось узнать, что ты думаешь о способности любить. Меня очень занимает этот вопрос Люди часто жалуются, что их не любят, а настоящая проблема в том, что это они не умеют любить. Можно ли развивать это умение и как?

Ортега-и-Гассет полагает, что для этого должны выполняться несколько условий. Первое из них — способность к восприятию, готовность интересоваться кем-то, кроме себя.Я замечаю в некоторых женщинах прямо противоположную тенденцию. Они жалуются на одиночество, но я поражаюсь, когда слышу, с каким презрением они говорят о мужчинах. Потом они страдают, когда от них уходят или когда они бросают близкого человека, лишив его любви.Если верить  «учению», единственный способ сблизиться с другим человеком, полюбить его, захотеть разглядеть, значит принять его таким, какой он есть. Но большинству людей совсем не интересно — любят они или нет. Их волнует совсем другой вопрос — любят ли их и в достаточной ли степени доказывают свои чувства.На днях одна моя подруга в разговоре со своим женихом заявила: «Если ты так думаешь, значит, ты меня не любишь». А я, встав на место её молодого человека, ответил: «Ты не любишь его, если так думаешь».Она поняла, что это правда, что на самом деле она его не любит, но всё равно рассердилась и спросила, что я имею против их отношений.Мы всегда возвращаемся к исходной точке: безумно сложной задаче увидеть проблему в себе, а не в другом человеке.Как помочь людям развить в себе способность к любви?Наверное, проще показать «нелюбовь» в каждом конкретном случае. Если вернуться к той подруге, о которой я  только что рассказал, это выглядело бы так:

Ты не принимаешь своего молодого человека таким, какой он есть.Ты не слышишь его, когда он что-то тебе говорит.Посмотри, как мало для тебя значит то, что важно для него.Ты критикуешь его, не считаешься с его просьбами, пренебрегаешь им.Ты даёшь любимому только то, что хочешь дать, ты не берёшь на себя труд узнать, что ему в действительности нужно.Ты даже не знаешь, кто он, когда-то ты наклеила на него ярлык… и никогда больше у тебя не возникало желания увидеть его настоящим.Интересно высказывание Пратера о людской неспособности любить: «Я полагаю, в первую очередь они не любят самих себя, плохо с собой обращаются и презирают так же, как и всех остальных. Многие люди не способны пересилить себя и заинтересоваться кем-то ещё, потому что им безразличны решительно все».На мой взгляд, по этой же причине разбирая проблемы пары, мы утверждаем, что искать корни конфликта надо в каждом из них.Это личные проблемы, потому что человек, умеющий любить, всегда найдёт в партнёре что-то, за что его можно полюбить.И примером тому — психотерапевтические сеансы, куда мы приходим, полные предрассудков, и в конце концов переполняемся любовью ко всем, потому что люди открывают нам свою душу и мы в ответ делаем то же.Ортега-и-Гассет говорил: «Никто не любит беспричинно. Миф о том, что любовь является инстинктом, — заблуждение».

getImage (19)

личность и её подлинности

У меня из головы не идёт слово «загадка».

С некоторыми людьми я открыта, другие, наоборот, способствуют тому, что я «прячусь». В чём дело?

Думаю, это зависит от разных причин. В какой-то мере я сама в определённый момент решаю, открыться или нет.Слишком силён страх испытать боль, потерять душевное равновесие, всё то, чего мы достигли, создав нашу «личность».Меня интересует, если так можно выразиться, тема «химизма» в создаваемой паре. Скорее всего потому, что этот вопрос и представляет собой самую большую загадку.До чего удивителен мир! Мы поначалу смотрим на человека одними глазами, а уже через какое-то мгновение совсем по-другому и, взглянув по-новому, с изумлением понимаем, что мы его любим.И в этом парадокс любовных отношений: мы превращаемся в другого, а другой… Другой, на самом деле, тоже другой.Правильнее всего будет понять, что сегодня «встреча» состоялась, а завтра может и не случится. Нужно принять эти приливы и отливы в отношениях как нечто неотвратимое и не ждать ничего другого, не требовать постоянства чувств, наслаждаться перерождением чувств у обоих. Разрешим себе пережить таинство отношений, как в той поэме, которую я прочитала  в баре:

 

«Если ты знаешь, как построить отношенияс мужем или женой,

на самом деле, ты не состоишь в браке,

а просто занимаешься наукой.

Всегда, когда отношения настоящие,

они создаются и воссоздаются

сиюминутно».

Я думаю, что эта динамика, присущая всему естественному, характерна и для человека. Причем неважно — в паре или нет. Созданная нами маска, чего скрывать, не редко помогает нам в начале жизни, но снимая её, мы возвращаемся к нашей сути.Все, наверное, не раз слышали выражение — цельная личность. Природе она присуща, а мы её часть. И поэтому так важно осознать, что мы — не только то, с чем себя отождествляем, мы ещё и то, что не знаем про себя или чему не даём выйти наружу. Мы существуем, даже если и не задаём себе никаких вопросов.Разум имеет свойство устанавливать определённые рамки поведения, как будто если мы поступаем так или иначе, то уже не можем вести себя по-другому. Эта особенность психики мешает узнать разные стороны нашей истинной личности.Мы искренне соотносим себя с «я», созданным нашим рассудком, и не замечаем, что это «я» — нечто, сформированное в прошлом, пустившее там корни. Это «я» хранит верность событиям былых времён, более или менее размытым воспоминаниям, которые мы бережно храним или пытаемся спрятать поглубже. В результате, мы не принадлежим настоящему, не живем полноценной жизнью, потому что привязаны к давно минувшим событиям, сыгравшим определяющую роль в формировании нашего характера.Шаг за шагом, мы структурируем создание некоего «Я-НЕ-Я», чтобы найти способ уклониться от самого себя.Мы настолько привыкли жить в отведённых ею границах, что даже не представляем, каково это — вырваться на волю. Нас страшит эта возможность и нам совсем не хочется заглядывать в тёмные уголки, чтобы вычистить мусор и расстаться с накопившимися привычками. До тех пор, пока мы цепляемся за свою старую оболочку, то любить и быть любимым — практически невыполнимая задача. Однако это не значит, что как только мы примем решение вылезти из старой скорлупы, то сразу же установим связь с нашей истинной сущностью. Если бы это было так просто, все бы давно это сделали. Но все мы так или иначе стремимся любить и быть любимыми, хотим, чтобы нас принимали, уважали… а для этого надо постараться.Речь не о том, чтобы вырваться из-под гнета созданного нами «я» или разрушить его. Не надо даже подвергать укоренившийся образ критике и ругать свои былые ошибки. Потому что это часть нашего жизненного пути, который мы уже прошли и который, несмотря ни на что, доставил нам определённое удовольствие.Иногда границы между надуманным и истинным довольно размыты, но между ними есть существенные различия. Одно создаётся на основе прошлого, другое возникает в настоящем.Структура инертна, а сущность открыта всему новому.Структура связана с понятием «стараться сделать», с усилием. Сущность же проявляет себя без усилий, ничего не делая специально.Структура всегда анализирует, нуждается в чём-то, она ненасытна и неполноценна. Сущность самодостаточна и ни в чём не нуждается.Велвуд побуждает нас отойти от своего структурированного «я». Он откровенно предлагает прислушаться к пустоте, установить связь с ней, вместо того чтобы пытаться заполнить её ложными представлениями.Но ощущение пустоты обычно воспринимается как серьёзная угроза. Чаще всего мы цепляемся за любой проект по созданию собственного «я» для того, чтобы оградить себя от этого чувства. Разум не способен объять пустоту, он выдумывает страшные истории о пустоте, словно о некой чёрной дыре. Привычное сознание создаёт барьер, и всё, что находится за его пределами, кажется нам опасным.Этот страх становится частью структурированного «я», приводя к тому, что наша жизнь постоянно крутится вокруг опасности, которую представляет собой пустота.Мне кажется, мы почувствуем себя комфортнее, если отважимся осознать, что не обязаны всё время помнить, кто мы, и предупреждать, чего от нас можно ожидать.Для того чтобы «встретиться» с самим собой — настоящим — нам следует осознать, что мы можем (или даже должны) окунуться с головой в новый опыт, перестав цепляться за некое «я», которое ограничивало нас набором всяких банальностей.Imagine

Наша цель: нарушить верность созданному нами привычному образу и присягнуть нашей «истинной природе», находящейся за рамками изобретённого «я», и не сдерживать её.

Мы должны быть готовы отстраниться от созданной нами личности, чтобы она перестала руководить нашими действиями. Поблагодарим её за то, что до этого момента она помогала нам справляться с жизненными ситуациями, но признаем, что мы выросли и она нам больше не нужна.

Как добиться того, чтобы оставаться собой, находясь рядом с другим человеком?

Проблема заключается в распространённом заблуждении: чтобы быть самим собой, я должен быть один; если я хочу образовать пару, то должен быть готов к порабощению.

Когда мужчина чувствует, что не в силах больше выносить свою спутницу, он отстраняется эмоционально и физически, тяготится этой связью. Конечно, — от боли — женщина обычно становится всё более настойчивой, а это в свою очередь приводит к тому, что мужчина её избегает. Таким образом, замыкается порочный круг, приводящий к дальнейшему отчуждению или разрыву отношений…

Вот один пример: на днях один мужчина рассказал мне, что ему как-то очень захотелось поужинать с супругой в романтическом местечке, приятно провести время… Но когда он позвонил, чтобы пригласить её, она «с места в карьер- принялась с пылом критиковать его мать, жалующуюся всем подряд, что невестка совсем не заботится о муже… ей хотелось, чтобы он отреагировал на происходящее. Он почувствовал, что лишён выбора. И был вынужден вести себя в соответствии с её ожиданиями, то есть соглашаться с ней, пусть даже его совсем не интересовала эта тема. После разговора он повесил трубку и решил с ней не встречаться. он объяснил мне свой поступок. Я спросила: «А что бы произошло, если бы ты сразу сказал, что хочешь с ней встретиться, вместо того чтобы обсуждать навязанную тему? Что бы изменилось, если бы ты попросил приберечь этот разговор для другого момента?» В ответ я услышала: «Я не решился на это». Тогда я поинтересовалась у женщины, как бы она отнеслась к такой просьбе мужа. «Я была бы счастлива, если бы он помог мне закрыть эту тему и мы бы провели восхитительный вечер наедине».С точки зрения «встречи» двух любящих людей главная задача мужчины — научиться объяснять женщине, что с ним происходит, и прежде всего именно в связи с ней. За такую откровенность женщина должна быть благодарна: мужчина открывается, вместо того чтобы прятаться, как улитка, и тогда отношения становятся прозрачнее и есть возможность лучше понять друг друга. Мужчина тоже должен быть признателен женщине за открытость вместо указаний, как ему себя вести, кем быть и т. д.Imagine

темой человеческой личности и её подлинности.

В последние дни я много размышляла над этим.Первые промахи, неизбежные в процессе воспитания, понижают нашу самооценку и наталкивают на мысль о том, что такие, как есть, мы не достойны любви. Это побуждает нас выдумать некую личность, чтобы угодить тем, кто нас отвергает: нашим родителям.Как правило, рождение этой маски не встречают бурными аплодисментами, поэтому мы создаём вторую, скорректированную, чтобы добиться желанного одобрения, на её место приходит третья, и четвёртая, и так до тех пор, пока не получим ожидаемого результата, пока не добьёмся одобрения наших воспитателей.Мы верим, что только так добьёмся любви: мы изобретаем объект, достойный любви, основываясь на убеждении, что наша сущность, какая она есть, этого не заслуживает.Получается, что когда мы вступаем в любовные отношения, нами движет желание, чтобы партнёр одобрил нашу скорректированную личность. С другой стороны, мы боимся, что кто-то может разглядеть нашу «дефективную» личность и догадаться, что мы не те, за кого себя выдаём, и стало быть, не являемся заслуженными адресатами любви. Суть в том, чтобы решительно отказаться от своей мнимой личности, занять своё место в мире, не требуя соответствия выдумке. Но при этом постоянно открывать в себе «неизведанные земли» и анализировать свои действия.Я всё больше и больше убеждаюсь, что придуманная для одобрения других личность — это выдумка, которая заставляет нас страдать, вынуждая действовать в соответствии с требованиями, предъявляемыми к ней. А вовсе не к нам — настоящим.Мы интенсивно ищем «встречи», но когда она происходит, это пугает нас и дестабилизирует. И несмотря ни на что, не желать её невозможно. Подсознательно мы ощущаем, что нет ничего более благотворного, чем истинная «встреча» — без масок и обманов, происходящая в настоящем времени и не отягощенная придуманными ожиданиями. При этом мы понимаем, что плата за страдания очень высока.Я делаю вывод, что мы настолько боимся отдаться чувству, слиться с другим, что не открываемся полностью, а делаем это лишь частично. Так мы пытаемся защититься от двух монстров: страха быть отвергнутым и брошенным.Мучительно ждать понимания, хотеть быть рядом с любимым, когда его нет. Но для этого стоит попытаться избавиться от своих страхов и довериться своим чувствам, отдаться им полностью. Путь этот тернистый и длинный, но в конце концов у нас нет выбора, иначе это будет уже не наш жизненный путь, а кого-то, чью роль мы пытаемся играть. У меня нет готовых ответов: я сама переполнена вопросами.

Меня поражает страх людей встретиться лицом к лицу со своими чувствами.Меня поражает, как мы всеми силами стараемся избежать «встречи». Как сами всё усложняем и отдаляемся от партнёра.Меня поражает, как мы путаемся и запутываем Других.

Когда мы хотим присутствия другого в нашей жизни и он рядом, всё замечательно. Но если это желание не совпадает с действительностью, мы испытываем такую нестерпимую боль, какую, пожалуй, не доставляет больше ничто. Поэтому-то мы зачастую не поддаёмся соблазну, не ведём себя спонтанно, а ищем надёжное укрытие в скорлупе предсказуемых отношений и чётко смоделированной под запросы партнёра личности.Я не могу утверждать, что это неправильно, мы же и в жизни не можем быть «раздетыми». Просто жить так, не вылезая из скорлупы, рано или поздно опротивеет.Как говорит моя подруга: «Разнообразие манит, но ранит: мы ищем его, но не можем вынести интенсивности перемен».

Вот так дилемма!

Подчёркиваю: у меня нет ответов.Обозначить проблему уже немало, так как это, в свою очередь, рождает новые и новые вопросы.

прятки с самим собой? Зачем скрываться от себя?

Иногда мне так трудно осознать, что же мне действительно нужно…Какой смысл в этой дурацкой игре в прятки с самим собой? Зачем скрываться от себя?

если в детстве мы осознаём, что нашим родителям не нравится, когда у них просят больше тепла, терпения и внимания, мы учимся скрывать свои потребности. Это не обвинение в адрес родителей. Скорее всего они не в состоянии дать нам то, что нужно, просто потому, что у них нет этого даже для себя.

Но от этого не легче. Мы стараемся загнать боль в самый дальний уголок души… мы стараемся не ощущать нужды в заботе и любви, потому что подобная тактика уменьшает боль.

Годами мы придерживаемся этого плана по выживанию и всеми силами пытаемся не замечать своих нужд. И возможно, однажды мы даже станем такими, какими пытаемся казаться. Тогда это будет уже не тактика, а черта нашей личности. «Мне ничего не нужно, я со всем справлюсь сам». Мы сосредоточимся на этой установке и постараемся забыть о том, какие же мы на самом деле и что приносит настоящую радость, душевный покой и наслаждение.Скорее всего, тогда произойдёт то, что описывает Эрик Фромм в своей книге «Иметь или быть»: человек начнет исповедовать иную веру. И будет думать, что новая машина, безумно дорогая вещь, внушительный счёт в банке или даже модный дезодорант сделают его счастливым.Общество потребления продаёт нам мысль о том, что обладание — это путь к счастью. Тратить и заменять одну вещь на другую — ключ к процветанию. Когда эти понятия закрепляются в системе ценностей каждого из нас, нашим поведением становится чрезвычайно просто манипулировать. Но когда мы получаем желаемое, нам становится недостаточно обладать «этим», и реклама услужливо предлагает другой продукт, чтобы мы не свернули с выбранного пути.Но… иногда настаёт день, когда мы понимаем, что это не наш путь и он ошибочен. Тогда мы сможем заглянуть внутрь себя, прислушаться к своим настоящим чаяниям. Но это непросто.Идя по неверному пути, мы забыли, как это делается, и зачастую не можем обойтись без помощи близкого или постороннего человека. Мы вынуждены просить, чтобы нам помогли вновь узнать, кто мы и какие, вернуть утерянную мудрость и простоту, которой обладали в детстве, когда смеялись и играли целые дни напролёт.

учиться себя слушать, принимать себя в расчёт, заботиться о себе лучше, чем это делали наши родители. И всё это — рядом с любимым человеком.

Сложность заключается в том, что осознавать неудовлетворённые потребности всегда очень мучительно. Кто добровольно согласится испытывать боль, нуждаясь в чём-то и не имея возможности получить желаемое? Боль как указатель в пути, если возникает, то показывает направление, где находятся наши истинные желания. И только выявив их, мы сможем — позже! — их удовлетворить.

Если же мы наотрез отказываемся признать себя уязвимыми, то становимся черствее и упускаем возможность выяснить наши внутренние потребности. И еще, и это очень важно, избрав такую линию поведения, мы теряем способность любить и быть любимыми.

Пожалуй, стоит признать, что «страусиная стратегия» в детстве была полезна. Тогда, возможно, было более разумно перестать требовать то, чего не могли нам дать, то, что невозможно было удовлетворить.

Но повзрослев, мы сами в какой-то степени можем управлять нашими потребностями, осознать, что нам нужно, а что нет. И постараться найти тех людей, которые помогут нам получить желаемое. Мы уже не зависим от наших родителей. «Мы уязвимые, но не слабые. Многие не понимают разницы».Не бывает близких отношений, основанных на хорошо продуманной тактике. Она не позволяет чувствовать. Мы можем добиться своих целей, испытать удовлетворение от подчинения партнёра, своей власти над ним, заставить его считаться с нами. Но это не имеет ничего общего с настоящей «встречей», близостью, любовью.Мы должны оставить место боли и смятению, которые возникают, когда мы складываем оружие и отказываемся от любой тактики, от любой борьбы с близким человеком. Это путь к себе, к дому, путь, ведущий к «встрече» с другим человеческим существом.

Любить и влюбляться

Возможно, желание стать счастливыми благодаря любовным отношениям, постоянно ощущать восторг и ликование приводит к подсознательному затягиванию момента влюблённости.Ведь и в самом деле, первые встречи двух любящих людей, исполнены страстью, неудержимым влечением, окрашены неподконтрольными и иррациональными эмоциями. Они захватывают нас в плен, полностью подчиняют себе. Какое-то время мы практически не способны думать о чём-то, кроме объекта нашей влюблённости. И счастья оттого, что с нами это происходит.Влюблённость — та нить, которая соединяет нас с состоянием счастья, потому что есть другой человек, который нам очень дорог.Она дарит нам неслыханное ощущение полноты жизни. Всё кругом искрится и переливается всеми цветами радуги.Это состояние не длится долго, но фиксируется в памяти, подпитывая отношения.Через несколько месяцев мы неизбежно возвращаемся к реальности, и либо всё на этом заканчивается, либо пара выбирает путь построения менее эфемерных отношений.

Когда человек влюблён, он, на самом деле, видит вовсе не совокупность черт своего партнёра;он служит ему экраном, на который влюблённый проецирует свои идеальные черты.Чувства, в отличие от страстей, длятся дольше и привязаны к восприятию окружающей действительности. Любовь начинается лишь тогда, когда мы разглядели конкретного человека, выбранного нами, и открыли его для себя. Именно на этом этапе влюблённость переходит в любовь.

И когда завершается период влюблённости, постепенно проявляются и самые худшие наши черты, которые мы также проецируем на партнёра. Любовь — это титанический труд по разрушению этих проекций во имя подлинного единения с другим человеком. Этот процесс крайне тяжёлый, но он стоит того, чтобы потрудиться. Любовь — самое прекрасное, что с нами происходит. Или чему мы помогаем произойти.Когда любишь, тебя волнует счастье другого. Не больше и не меньше. Счастье, которое заполняет тело и душу, только крепнет, когда мы принимаем любимого человека, не желая его изменить.

Как это ни покажется странным, не столь важен характер партнёра. Важнее то чувство защищенности, которое я испытываю рядом с ним, и его благополучие рядом со мной, наслаждение от близости человека, который заботится о том, чтобы мне было хорошо, замечает, что мне нужно, и с удовольствием мне это даёт. Это и есть любовь.

Любовные отношения — не результат логического решения. Они приходят, когда мы ощущаем необычное единение с другим человеком. Мы наслаждаемся, находясь рядом с ним, и тогда решаемся разделить с ним большую часть нашей жизни и вместе открываем радости совместной жизни. Просто найти спутника жизни недостаточно: необходимо, чтобы этот человек нас эмоционально подпитывал, помогал эффективно развиваться.Как трудно рассуждать об этом.Любовь можно сравнить с химической реакцией, когда соединяются разные реактивы, а получается что-то совсем новое… Благодаря волшебному ощущению, что нас полностью принимают, можно с удовольствием чувствовать различия в каждом из нас.

 

Быть влюблённым и любить.

 «Когда мы любим, мы видим больше того, что нам дано увидеть. В любви любые каноны теряют своё значение».

 

Некоторые полагают, что любить по-настоящему можно только тогда, когда знаешь, кем человек может стать. Но и влюблённость, и любовь — преходящие состояния. Вначале практически неизбежен период страсти, а к ней сильно примешивается то, что мы хотели бы видеть, и все эти фантазии мы проецируем на своего возлюбленного. Таким образом, мы совмещаем образ своего идеального мужчины или женщины с конкретным человеком.

Влюблённость — на самом деле — это наши отношения с самими собой, даже если мы и выбрали какого-то определённого человека, чтобы проецировать свои чувства. Тогда логично задать себе вопрос: почему я выбрал именно этого человека? Что случится, если через некоторое время он покажет себя таким, какой он есть, и это не совпадёт с моим идеалом?

Так и начинаются конфликты. Наш партнёр расходится с нашим же идеальным представлением о нём. И тогда возникает выбор: полюбить человека, которого реально видишь перед собой, или продолжать хранить верность мужчине или женщине своей мечты.

Только любовь может справиться с этой дилеммой, потому что помогает принять партнёра таким, какой он есть. Можно даже полюбить в нём то, что не нравится в других, потому что это принадлежит любимому.

Мне кажется, в любых отношениях есть периоды влюблённости, любви, ненависти… Не зря говорят, что любовь и ненависть — стороны одной медали. Сильнее всех мы ненавидим тех, кого любим. На днях мой ребёнок в приступе ярости заявил: «Я тебя неналюблю» (он хотел сказать: «Я тебя ненавижу», но ненароком признался в любви).

Эту истину полезно усвоить.

Мы на ощупь двигаемся в отношениях, от хорошего к плохому и наоборот. Любовь, отношения, которые нам дороги, можно сохранить, только если мы признаемся себе, что же с нами на самом деле происходит, только если мы не станем скрывать от себя правду, не отрицая её или делая вид, что ничего не происходит.

 

Осознание — великая сила. Так поймём же, что с нами происходит, и отдадимся этому чувству. Это только поможет заботливо строить отношения взаимного доверия и сохранить симпатию друг к другу.

Есть два пути: осознание и сосредоточение. Лишь находясь в ладу с тем, что внутри себя, можно справиться со сложными ситуациями.

 

В жизни многие люди совсем не знают самих себя. Они так далеки от своего «я», которое живёт внутри них, что у них потеряна связь с собой. Ими правит разум, и они понятия не имеют о том, что на самом деле чувствуют. В этом состоянии очень трудно полюбить другого. Чтобы любить, необходимо отважиться заглянуть внутрь своей вселенной. Любить, быть любимым и оставаться самим собой.

Если я не покажу себя миру, никто не может меня разглядеть и полюбить. В лучшем случае будут любить мою маску, а надо ли это мне?

Недавно мне в руки попала одна книга, в которой автор рассуждает о влюблённости. Привожу три параграфа, которые меня особенно заинтересовали.

Когда ты влюблён, то возникают такие отношения, в которых ты не рассматриваешь другого человека как чужого, а скорее воспринимаешь его как собственного двойника, причем этот образ идеализирован, это то видение себя, которому хотелось бы соответствовать. Влюблённость можно охарактеризовать так: «Я люблю себя, когда вижу своё отражение в тебе».

 

Влюбиться — значит сказать партнёру, как ты ему симпатизируешь за то, что он так грациозно держит зеркало, в котором ты распознаёшь свою любовь к нему.

 

Проходит время, отношения подвергаются всевозможным испытаниям… У «зеркала» возникает естественное стремление вернуть свою индивидуальность, а не только отражать то, что ты хотел бы в нем увидеть. В начале отношений желание быть любимым и вызывать восхищение так велико, что обычно человека практически не беспокоит, что его принимают за кого-то другого. Все так нуждаются в любви, что наслаждаются этим чувством, даже находясь в ловушке.

И это, действительно, ловушка. Весь этот пожар страстей разгорается вовсе не ради того, кого любят, а ради того, кто хотел бы увидеть своё прекрасное отражение.

Как бы нам не было лестно получить послание, в котором нам признаются в немыслимой и безусловной любви, мы должны найти в себе смелость отказаться от него. Должны посмотреть на конверт и увидеть, что на самом деле оно адресовано не нам.

Но кто на это способен? Не многие.

В любом случае через какое-то время (от пяти минут до трёх месяцев, как ты считаешь) объект страсти покажет нам свою истинную сущность, которую не сможет утаивать вечно. А также он увидит наше подлинное «я», которое мы тоже не сможем долго скрывать, как бы ни казалась прекрасной влюблённость и как бы ни тешила наше самолюбие.

Это похоже на пробуждение ото сна. Постепенно перед нами вырисовываются черты человека, поразительно не похожего на мужчину или женщину, с которыми мы познакомились. Бывает забавно слушать людей, переживших свою страсть. Они уверены в том, что их партнёр изменился, что он не такой, как прежде. А на самом деле изменился взгляд, которым на него смотрели.

Мы начинаем замечать различия, несоответствия, и это приводит к конфронтации.

Когда любимый человек похож на нас, чрезвычайно трудно с ним спорить. Не поспоришь же с собственным отражением? Мы ведь раньше отказывались видеть в партнёре личность, не признавали его независимого существования.

Но потом, набравшись терпения и стремясь к совершенствованию, человек может заново открыть себя, именно благодаря присутствию другого. Нужно сознательно искать отличия и пытаться найти совпадения, благодаря которым возможна гармония.

Влюбиться — значит любить совпадения, любить — влюбиться в различия.

Влюблённость нельзя разделить с другим человеком. Она никогда не бывает взаимным чувством, потому что на этом этапе не существует субъекта, способного его разделить.

Влюблённость — это безумие. Мы ничего не получаем взамен, и это неизбежно. С точки зрения медицины мы имеем всю симптоматику картины помешательства, сопровождающегося элементами бреда и маниакальной экзальтации.

Любовь, напротив, — супердорогой продукт симбиоза разума и чувств. Он более долговечен и устойчив. Тем не менее сохранить любовь — тяжкий труд.